Хабаев Морхоз Петрович

С именем Морхоза Петровича Хабаева (1903 -1980) связана история становления высшей школы Бурятии.

М.П. Хабаев родился 12 сентября 1903 года в многодетной семье бедняка-крестьянина в улусе Куйта Балаганского уезда Иркутской губернии, был седьмым ребенком в семье. В 1913 г. окончил Куйтинекую трехлетнюю начальную школу, получив особый Похвальный лист, В 1916 г. успешно заканчивает Куйтинское двухклассное училище, осенью 1917 г. поступает на курсы взрослых рабочих, которые в 1918 г. реорганизовались в народный университет. В народном университете М.П. Хабаев проучился 5 семестров, до конца 1919 г. в г. Иркутске М.П.

Хабаев знакомится с Ардоном Маркизовым, Тихоном Егоровым, Даниилом Хабухаевым, Николаем Балдаевым, Карпом Шантановым, Павлом Балдахиновым, Филиппом Сахалтуевым - представителями революционно настроенной части рабочей и учащейся молодежи - выходцев из бурятского населения.

В середине 1920 г. М.П. Хабаев в числе активистов-комсомольцев Аларского аймака был направлен в г. Иркутск на шести месячные курсы партшколы III политотдела реввоенсовета 5-й Красной Армии, где проучился до конца 1920 г.

Решением Иркутского губернского революционного комитета М.П. Хабаев направляется инструктором по советскому строительству в Тункинский аймак. По предложению бурятской секции РКП (б) и РКСМ при Иркутском губкоме РКП (б) он назначается уполномоченным по работе среди молодежи Тункинского аймака. Здесь им были созданы 7 комсомольских ячеек в составе 117 человек РКСМ. Комсомольская молодежь избрала Морхоза Петровича первым ответственным секретарем аймака РКСМ и делегатом на 1-ю Иркутскую губернскую конференцию РКСМ в декабре 1921 г.

В мае 1922 г. по решению обкома РКП (б) Бурятской автономной области РСФСР М.П. Хабаев был отозван из Тунки и направлен на учебу в Ленинградский коммунистический университет. Пребывание Морхоза Петровича в Ленинграде, знакомство с сокровищами мировой культуры, основательная теоретическая подготовка, участие в острейшей внутрипартийной борьбе оказали огромное влияние на формирование его личности и дальнейшую судьбу.

В 1926-1929 гг. М.П. Хабаев работает организатором-директором Бурят-Монгольской советско-партийной школы. Кроме административной работы, он читает лекции по истории ВКП (б), диалектическому материализму, одновременно преподает в Бурятском педагогическом техникуме, ведет большую общественную работу в Верхнеудинском горкоме ВКП (б).

В 1929-31 гг., являясь уполномоченным республики по культурным и студенческим делам в г. Иркутске, работал ассистентом, и.о. доцента педагогического факультета Иркутского государственного университета, заведовал бурят-монгольским и якутским национальными отделениями университета, монгольскими курсами при Восточно-Сибирском крайоно, принимал активное участие в создании, а затем руководил бурятскими национальными отделениями при Иркутской окружной совпартшколе и медицинском техникуме. Эта работа приносит М.П. Хабаеву широкую известность и большой авторитет. В начале 1931 г. М.П. Хабаев командируется в Москву в Наркомпрос в связи с реорганизацией университета и выделением из его состава и образованием новых вузов с широкими полномочиями "возбуждать перед Наркомпросом различного рода ходатайства, какие он найдет нужным в интересах университета".

В конце 20-х годов республика остро нуждалась в квалифицированных специалистах, лозунг "Кадры решают все" был актуален и для Бурятии.

В июле 1930 г. М.П. Хабаев подготовил докладную записку в Бурят-Монгольский обком ВКП (б), где поставил вопрос о необходимости открытия агропедагогического института в Бурятии. 16 октября 1930 года Бурят-Монгольский обком ВКП (б) принимает постановление "Об организации в Верхнеудинске Бурят-Монгольского вуза", этот вуз должен быть агропедагогическим институтом, незамедлительно поставить вопрос перед соответствующими органами центра на предмет практического размещения и санкционирования.

Для изучения вопроса об организации в Бурят-Монголии высшего учебного заведения в январе 1931 года в Верхнеудинск приезжает заведующий учебно-методическим сектором Наркомпроса РСФСР А.Я. Вышинский. Он принимает участие в работе совещания по народному образованию, знакомится с работой в Бурятском педтехникуме. Позже на коллегии Наркомпроса РСФСР отмечает большую проделанную работу со стороны правительства Бурят-Монголии по открытию вуза.

С января по май 1931 года, на различных уровнях двух наркоматов - просвещения и земледелия - идет обсуждение вопроса об открытии высшего учебного заведения. Два наркомата почти одновременно вынесли решения на своих коллегиях о необходимости организации агропедвуза в Верхнеудинске (Наркомпрос РСФСР - в июле, Наркомзем СССР - в августе 1931 г.).

20 сентября 1931 года Бурят-Монгольский ОК ВКП (б) обращается с просьбой в крайком ВКП (б) откомандировать в распоряжение Буробкома М.П. Хабаева для назначения на должность директора вновь организуемого агропединститута в Верхнеудинске. Наркомпрос Бурят-Монгольской АССР 5 октября 1931 г. отправляет телеграмму М.П. Хабаеву: "Вы назначены директором-организатором открывающегося Бурят-Монгольского агропедагогического института в г. Верхнеудинске...".

Коллегия Наркомзема СССР постановила организовать агропединститут с объявлением набора студентов с 1 сентября 1931 г. по 1 января 1932 г.  В связи с принятым постановлением НКЗ СССР ОК ВКП (б) принимает решение 10 октября 1931 г. об организации двух вузов: агропединститута по линии Наркомзема СССР и агропединститута по линии Наркомпроса РСФСР. Директором агропединститута НКЗ СССР обком своим решением назначил 25 октября 1931 года Хабаева М.П. по совместительству.

Фактически к своим обязанностям М.П. Хабаев приступил 31 сентября 1931 г. Решение многочисленных вопросов создания, становления и организации работы двух вузов легло на плечи Морхоза Петровича.

С этой даты начинается работа по созданию материальной базы вузов, организация и набор подготовительных курсов, комплектование административно-хозяйственного, преподавательского состава, 10 октября 1931 г. решением бюро ОК ВКП (б) были выделены помещения под вузы: помещение, занимаемое Бурятским педтехникумом, передавалось агропединституту Наркомпроса РСФСР (на углу ул. Ленина и Сухэ-Батора), для агропединститута Наркомзема СССР - здание Русского педтехникума (старое здание в районе Зауды).

М.П. Хабаев вспоминает, что в Верхнеудинске было мало больших зданий, а с организацией вузов недостаток помещений для учреждений и организаций стал ощущаться особенно остро. Были уплотнены кабинеты членов правительства, обкома. Некоторые республиканские учреждения были переведены в Дом Советов и освобождены отдельные здания для нужд институтов. Было получено двухэтажное каменное здание бывшего Дома крестьянина под общежитие для студентов (по ул. Коммунистической), под жилой дом было отведено двухэтажное деревянное здание по ул. Ленина (ныне на том месте стоит театр оперы и балета).

Оба вуза фактически находились под одной крышей в одних и тех же помещениях. Общим было общежитие, работали почти одни и те же преподаватели, директор.

Таким образом, открытие высших учебных заведений в то время было сопряжено с неимоверными трудностями как субъективного, так и объективного характера. Однако особая нагрузка и персональная ответственность в деле организации новых институтов лежали на его первом директоре - М.П. Хабаеве.

Агропединститут Наркомзема СССР начал функционировать раньше, в конце 1931 года был профинансирован и организован прием студентов. Но переживал большие трудности организационно-хозяйственного порядка. В то время приобрести в Верхнеудинске что-либо из оборудования для кабинетов и лабораторий или мебель для учебного корпуса и общежития было практически невозможно, так как не было соответствующих производственных предприятий и магазинов, поэтому приходилось привозить все это из Москвы, частично из Иркутска. В 1932-1933 учебном году Наркомзем СССР прислал коллективу института два вагона лабораторного оборудования стоимостью около 100 000 руб., которое лежало до осени 1934 года несмонтированным в ящиках и по кабинетам.

Агропединститут Наркомпроса РСФСР был организован на основе перевода из города Иркутска бурят-монгольского отделения Иркутского пединститута. В конце января 1932 г. Верхнеудинск были переведены первый и второй курсы, на которых обучались 6о студентов, и библиотека отделения с фондом в количестве около з тысяч книг. Свой первый прием агропединститут провел только в 1932 -1933 учебном году. Вопрос о строительстве новых зданий для институтов был поднят с первых дней. Решением городского Совета в 1932 г. был отведен специальный участок под учебный городок для двух вузов в районе ТЭЦ-1, однако этому плану в связи со строительством ПВЗ не суждено было осуществиться.

Агропединститут Наркомзема СССР с момента официального образования (5 декабря 1931 г.) до 1935-1936 учебного года в своей специализации не имел четкой определенности. Сначала существовал как агропедагогический. Согласно постановлению СНК СССР от 25 декабря 1932 года, Бурят-Монгольский агропединститут был реорганизован в сельскохозяйственный институт с агрономическим и зоотехническим факультетами. Управление подготовки кадров НКЗ СССР в марте 1934 г. предложило реорганизовать Бурят-Монгольский агропедагогический институт в зоотехнический институт с тем, чтобы обеспечить обслуживание специалистами-зоотехниками все отрасли животноводства Бурят-Монголии. Но в мае 1934 года набор был объявлен на агрономический, зоотехнический и подготовительные курсы. В июне 1934 года НКЗ СССР предложил агрономический факультет ликвидировать и открыть набор на ветеринарный факультет. 6 человек с третьего курса агрофака были переведены в Омский сельскохозяйственный институт. В июле - августе были набраны две группы на зоофак и одна - на ветфак. На зоофак приняли 27 человек, ветфак - 14, подготовительные курсы - 22 чел. 15 сентября 1934 г. было получено постановление СНК СССР и распоряжение НКЗ СССР о закрытии ветеринарного факультета и возобновлении работы агрономического факультета. Студентов, принятых на ветфак, направили в Иркутский СХИ и объявили набор на агрономический факультет и подготовительные курсы. В сентябре на зоофаке осталось з курса, на агрофаке - 2 курса и подготовительное отделение. На зоофак был объявлен новый набор. На 1 октября 1934 г. были приняты 40 человек на зоотехнический факультет, 16 - на агрономический, 43 - на подготовительные курсы. Из 99 студентов, обучающихся в институте, 73 было русских, 22 бурята, 4 - других национальностей. Занятия на 2-м и 3-м курсах начались с 1 октября, так как не было преподавателей, отсутствовали помещения.

В июне 1935 г. но постановлению союзного правительства был вновь ликвидирован агрофак с передачей студентов Иркутскому СХИ.

Институт был реорганизован в зоотехническо-ветеринарный (зооветинститут) с факультетами зоотехническим и ветеринарным, со сроками обучения: на зоофаке - 4 года 6 месяцев, на ветеринарном - 3 года 10 месяцев. Основной задачей института была подготовка кадров для животноводства Бурят-Монголии - ветврачей и зоотехников высшей квалификации преимущественно из представителей коренной национальности. Это решение было важно для животноводческой Бурят-Монголии, в которой вплоть до 1934 г. (даже до 1936 г.) были вспышки таких эпизоотии, как сибирская язва, сап, повальные воспаления легких крупного рогатого скота и др. В 1925-1926 гг. в республике было 17 ветврачей и 37 ветфельдшеров, 4 ветлечебницы, 27 ветамбулаторий, 1 дезокамера. Из общего числа заболевших животных ветеринарной службой охватывали до 1927 г. не свыше 45%, фактически один ветфельдшерский участок был на 50-75 населенных пунктов, а среднее количество скота приходилось на одного ветработника 35000 голов.

Говоря о необходимости реорганизации сельхозинститута в зооветинститут, руководство республики обязало директора института до 15 июня 1935 г. разработать учебный план ветфака, определить необходимое количество лабораторий, составить смету, установить штат для вновь организуемого факультета и объявить конкурс приема студентов. Правительство республики обратилось в Наркомзем СССР и сельхозотдел ЦК ВКП (б) с просьбой откомандировать для работы в институте не менее 5 научных работников (профессоров и доцентов) по ветеринарии, анатомии и зоотехнии.

Постоянные реорганизации института, отсутствие учебного корпуса (занимались в пристройке к зданию пединститута, занятия велись в 2 смены), не хватало преподавателей, не было своего учебного хозяйства ("даже ни одного кролика") - это только малая часть трудностей, которые были и которые необходимо было преодолевать.

Профессорско-преподавательский состав был укомплектован только к 1 апреля 1935 г. В 1931 -1932 учебном году преподавательский состав сельхозинститута насчитывал 11 человек, в пединституте - 15 человек. У директора М.П. Хабаева было два помощника по учебной работе: в сельхозинституте  А.В. Королев (окончил Ленинградский агропединститут, ассистент по зоогигиене); в пединституте - В.Д. Кудрявцев. В 1933-1934 учебном году в составе преподавателей сельхозинститута было 12 человек, помощником директора по учебной работе был Сергей Николаевич Балинов (окончил Саратовский агропединститут, организатор зернового хозяйства).

На 1 октября 1934 года в штате института было 9 преподавателей штатных и 7 совместителей (1 доцент, 7 и.о. доцента, 4 ассистента, 3 преподавателя). К 1 июля 1935 года уже работали в институте 15 преподавателей и  9 совместителей (3 и.о. профессора, 1 доцент, 9 и.о. доцента, 5 ассистентов, 6 преподавателей).

В начале 30-х годов в сельскохозяйственном институте работали Морхоз Петрович Хабаев (был директором двух вузов), Михаил Васильевич Широковский (доцент политэкономии), Михаил Григорьевич Бакутин (окончил Иркутский госуниверситет, ассистент зоологии), Владимир Васильевич Сердитых (прапорщик запаса, служил в царской армии, в белой армии до 1920 года, окончил Санкт-Петербурский Лесной институт в 1904 году, работал в Верхнеудинском лесничестве, гимназии, начальником экспедиции, доцент, заведующий кафедрой ботаники, был высокобразованным человеком, знал восемь языков), А.В. Королев, Вадим Александрович Фаландышев (окончил Уманский сельскохозяйственный институт, Московский агропединститут, доцент, заведующий кафедрой земледелия); Андрей Петрович Фалк (сын военного моряка, из дворян, в 1900-1917 гг. - полковник царской армии, в 1908 г. учился в академии Генштаба, в 30-е годы работал военруком в вузах г. Верхнеудинска, скоропостижно умер в 1934 г), Н.А. Уткина (преподаватель немецкого языка); Иннокентий Семенович Шангаев (окончил историко-лингвистический институт в г. Ленинграде, ассистент бурят-монгольского языка); И. Галактионов (ассистент кормопроизводства); Анфиса Иннокентьева Житомирская (окончила Дальневосточный государственный университет, ассистент химии); Василий Михайлович Кузнецов (окончил Московскую сельскохозяйственную академию в 1918 г., в 1922 -1925 гг. работал в высшем Московском кооперативном институте, в 1925 - 1929 гг. преподавал на высших курсах сельскохозяйственных кооператоров при Тимирязовской сельскохозяйственной академии, с ноября 1934 г. - заведующий кафедрой кормодобывания и ботаники); Сергей Николаевич Балинов, Иван Алексеевич Кисилев (окончил физмат Дальневосточного института, ассистент математики); Василий Георгиевич Лазарев (окончил Сибирскую сельскохозяйственную академию в г. Омске в 1925 г, агроном-зоотехник, заведующий кафедрой животноводства); Василий Петрович Акулов (окончил Всесоюзный агропединститут, ассистент по механизации), Василий Данилович Григоренко (окончил Нежинский пединститут, заведующий кафедрой химии); Пантелеймон Георгиевич Шеретов (аспирант Ленинградского пединститута им. А.И. Герцена, заведующий кафедрой математики и физики) и др. В 1931-1933 годах в 2 вузах работал 31 преподаватель, из них 15 - в пединституте, 10 - в сельхозинституте, 6 - на рабфаке, многие совмещали работу в вузах с работой в наркоматах: Шаповалов преподавал генетику, Савинов - физиологию животных и микробиологию (оба зоотехника). Кафедры ботаники, математики и физики, химии, социально - экономических наук были общими для двух вузов. Совместителями работали в 1934 году Михаил Антропович Башкуев (политэкономия), Алексей Михайлович Убугунов (диамат); М.Г. Бакутин (зоология); П.Г. Ширетов (математика и физика); Василий Терентьевич Ветров (математика), Федор Васильевич Пелисов (сельскохозяйственная мелиорация). Кафедры были малочисленны - 1-2 человека.

В августе 1932 года состоялось совещание директоров вузов, техникумов, заведующих секторами кадров земорганов и хозобъединений, которое приняло решение об обеспечении с 1 января 1933 г. ассигнований на перевод занятий на 6-дневную неделю с 50 учебными неделями в году. Совещание рекомендовало проработать вопрос о целесообразности организации учебных хозяйств при сельскохозяйственных учебных заведениях. Звучала и критика в адрес бригадного метода. Предлагалось "отказаться от всякой универсальной системы преподавания. Индивидуализировать методы занятий в зависимости от дисциплины, имеющегося оборудования, степени подготовки учащихся, учитывая особенности вуза, организовать практический контроль за работой студентов".

Обращалось внимание на чтение лекций, рекомендовано было, чтобы за лекцией следовали групповые занятия. Для консультаций студентов организовывались дежурства преподавателей. С начала нового учебного года вводились зачеты для всех учащихся по всем предметам при переходе с семестра на семестр, с курса на курс. Для оценки успеваемости учащихся вводилась пятибалльная система: неуспевающий, слабоуспевающий, хорошо успевающий, очень хорошо успевающий (неуспевающий, удовлетворительно, хорошо, отлично) с обязательной дачей характеристик. Коллективные зачеты не рекомендовалось проводить.

Началась работа по совершенствованию учебного процесса. Она включала в себя изучение и уточнение программ, разработку текстов лекций и лекционных курсов, планов семинарских, практических и лабораторных занятий, контроль за самостоятельной работой студентов, особенно по изучению первоисточников и монографий, были выделены и закреплены отдельные кабинеты для самостоятельной работы студентов, установлены в этих кабинетах дежурства для учета и контроля за посещаемостью. Ввиду того, что в то время не было положения об обязательной стопроцентной посещаемости студентами всех учебных занятий, а существовало частичное, в пределах 75% так называемое свободное посещение занятий, поэтому большое значение придавалось самостоятельной работе студентов, что требовало надлежащей постановки контроля и учета самостоятельной работы.

"В первые же годы существования институтов была организована фундаментальная библиотека, сформированная из 3 тыс. книг, принадлежащих бывшему бурят-монгольскому отделению ИГУ, и 2,5 тыс. книг из фонда бывших ведомственных библиотек, находившихся в наркоматах республики. Все эти книги были получены бесплатно в порядке дара". В то же время была создана и новая учебная библиотека. Уже в первый год книжный фонд библиотеки института составлял 24-25 тыс. книг.

Первым заведующим библиотекой был назначен один из старейших деятелей народного образования Забайкалья, приложивший немало усилий в организации библиотечного дела в Верхнеудинске, К.И. Вельмин. Он проработал с 17 сентября 1932 г. по 3 июня 1933 г. И за этот короткий срок проделал большую работу по созданию институтской библиотеки.

Сложнее было с учебным оборудованием лабораторий и кафедр. Из имеющихся 18 кабинетов учебное оборудование было в 8 кабинетах - физики, военном кабинете, в лабораториях неорганической и аналитической химии, биохимии и анатомии сельскохозяйственных животных, кормодобывания и ботаники, кормления, разведения и генетики, технического черчения, технической механики, механизации сельскохозяйственного производства, почвоведения и общего земледелия, агрохимии - на общую сумму 113837 руб. 30 коп. Большая сумма на учебное оборудование была затрачена для кабинета кормодобывания и ботаники - 18541 руб. 08 коп., а наименьшая - для кабинета агрохимии - 2300 руб. 64 коп. Кабинеты имели площадь от 34 кв. м. и меньше. Часть оборудования была получена из Саратовского агропединститута, но это было в основном малопригодное, использованное оборудование, так как постановление № 1389 Наркомзема СССР от 27 августа 1933 г. о ликвидации агропединститутов и о передаче учебного оборудования Саратовского агропединститута Бурят-Монгольскому сельхозинституту не было выполнено сразу. Оборудование оказалось в вузах Нижне-Волжского края. Командированный в Саратов В.Г. Лазарев с огромными трудностями добился отправки частично уже непригодного оборудования в Улан-Удэ.

В 1935 году было организовано 9 кафедр: биохимии и зооанализа - заведующий Федор Андреевич Чиркин, кормления сельскохозяйственных животных - В.Г. Лазарев; механизации сельскохозяйственного производства - В.П. Акулов; общей и органической химии - А.И. Житомирская; ботаники и растениеводства - и.о. профессора И.И. Дамберг, агрохимии - и.о. профессора В.Н. Ворончихин; анатомии сельскохозяйственных животных, гистологии - Павел Алексеевич Ковальский; общего земледелия и почвоведения - В.М. Кузнецов; социально-экономических дисциплин - Павел Федорович Яковлев; частной зоотехнии - Александр Васильевич Мишарев.

Привлечение совместителей к работе в вузе широко практиковалось в 30-е годы. Это было вызвано отсутствием квалифицированных специалистов по ряду научных дисциплин. Преподавательский коллектив формировался за счет выдвиженцев, из числа прибывших по направлению ЦК ВКП (б) и Наркомзема СССР. Большинство не имело ученых степеней и званий. В постановлении "Об учебных программах и режиме в высшей школе и техникуме" (1932 г.) ЦИК СССР признал необходимость установления ученой степени, а СНК СССР в постановлении от 13 января 1934 г. "О подготовке научных и научно-педагогических работников" потребовал, чтобы окончание аспирантуры завершалось защитой кандидатской диссертации.

Контингент студентов до 1932 года формировался по классовому принципу. В 1932 г. ЦИК СССР в постановлении "Об учебной программе и режиме в высшей школе и техникуме" ввел вступительные испытания для всех желающих поступить в вуз, в том числе и для рабфаковцев, по математике, физике, химии, родному языку и обществоведению. Но эти испытания не являлись конкурсными экзаменами, они имели цель проверить степень подготовки абитуриентов к успешной учебе в вузе. Из выдержавших испытания в вуз зачислялись прежде всего рабочие, дети рабочих, колхозники, дети колхозников, затем дети трудовой интеллигенции, служащие и остальные слои населения.

Вопрос о наборе студентов неоднократно становился предметом серьезного обсуждения партийных органов, принимались решения об оказании помощи вузам, райкомами составлялись контрольные цифры по кандидатам для поступления в институт, продлевались сроки вузовского набора до 1 ноября. Так, в октябре 1934 г. бюро ОК ВКП (б) отмечало, что выполнение плана набора студентов в сельхозинститут под угрозой срыва. Оно обязало РК, АК ВКП (б) направить в сельхозинститут по одному коммунисту и по два комсомольца, НКЗ БМАССР - направить по агрономический факультет 20 человек, зоотехнический - 10, на подготовительные курсы - 30 из числа ударников совхозов и колхозов.

Другая причина, осложнявшая своевременный и качественный набор студентов на I курс, заключалась в классовом отборе студентов. Зеленую улицу для поступления в вуз имели дети рабоче-крестьянского происхождения и командированные на учебу партийными, комсомольскими организациями. Кроме того, чтобы поступить в институт, от абитуриентов требовались следующие документы: личное заявление на имя директора, командировочное удостоверение организации, справка о трудовом стаже абитуриента или его родителей, справка о социальном положении и происхождении поступающего, опросный лист, который включал около 18-19 вопросов, не только биографические данные поступающего, но и такие пункты, как п. 8 "Сколько месяцев, в качестве кого, где и на каком производстве или учреждении работал ... а) до войны (до 1914 г.); б) в период февраля - ноября 1917 г.; в) после Октябрьской революции 1917 г.; г) в настоящее время ..."; п.11. "Участие в гражданской войне (если участвовал, указать где, сколько времени и в качестве кого?)"; п.17- "В каких политических партиях состоял прежде ...". Приемная комиссия, рассмотрев все документы, все ответы, полученные на опросный лист, принимала решение о приеме или отказе.

В этих условиях основным источником комплектования студенческого коллектива являлось подготовительное отделение.

Учитывая такое положение, ОК ВКП (б) обязал Наркомзем и Наркомпрос республики организовать с сентября 1931 года рабфак за счет бюджета республики. С конца 1931 года Наркомзем СССР стал отпускать средства на работу подготовительного отделения, предусматривая 100% обеспечение учащихся стипендией. Размер стипендии на подготовительном отделении колебался от 50 до 70 руб.

С 1932 г. стипендии студентам назначались с учетом успеваемости, а их размеры устанавливались в зависимости от профиля вуза, факультета и курса. В сельскохозяйственном институте в 1933 г. обычная стипендия была 100 руб., высшая -120 руб. В 1934 - 1935 учебном году размер стипендии зависел не только от успеваемости, но и от курса обучения. Так, на 1 курсе животноводческого отделения обычная стипендия была 113 руб., высшая - 128 руб.; на 2 курсе - соответственно 128 руб. и 132 руб.; на 3 курсе - 132 и 152 руб. У студентов отделения кормодобывания стипендия была меньше: на 1 курсе - 93 руб. и 103 руб., на 2-м - соответственно 103 и 113 руб.

Однако от принятия решения об открытии вуза до начала подготовки нужных специалистов для сельского хозяйства потребовалось определенное время. Вуз испытывал большие трудности. Нехватка преподавателей, невыполнение плана набора студентов, отсутствие программ обучения, учебников, литературы, лабораторного оборудования затягивали процесс подготовки специалистов сельского хозяйства. В течение 1932-1933 годов шел процесс формирования и становления первого вуза - сельскохозяйственного института.

Оба института размещались в 3-этажном кирпичном здании на углу улиц Ленина и Рабочей (ныне ул. Сухэ-Батора). В 1934 г. М.П. Хабаев обращается с докладной запиской к наркому земледелия СССР Чернову, в которой предлагает в целях наибольшего ускорения и удешевления капитального строительства учебного корпуса сельхозинститута и обеспечения жильем студентов и научных работников разрешить наряду с развертыванием капитального строительства учебного корпуса, во-первых, строительство своего кустарного типа кирпичного завода с мощностью производства до 1 млн. кирпичей в год - предполагаемые затраты 90 тыс. руб.; во-вторых, строительство деревянного общежития для студентов на 400 человек стоимостью 300 тыс. руб.; в-третьих, строительство двух деревянных восьмиквартирных домов стоимостью 180 тыс. руб; в-четвертых, строительство столовой и студкооператива из расчета обслуживания в перспективе до 500 чел. стоимостью 100 тыс. руб.

Морхоз Петрович обосновывает необходимость строительства данных объектов следующими обстоятельствами. В г. Верхнеудинске идет гигантское строительство: ПВЗ, мелькомбинат, мясохладкомбинат, стеклострой, Дворец культуры, вокзал, Высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа. И на фоне большой стройки совершенно отсутствуют кирпичные заводы. И поэтому строительство своего, "хотя бы кустарного типа", кирпичного завода удешевляет и ускоряет наше строительство, сооружение деревянных зданий также ускоряет разрешение кризиса в течение одного - полутора лет. Необходимо учесть и то, что институт был организован "на совершенно чистом месте и в городе, когда-то бывшем уездным городом, он не имеет своих собственных помещений, а находится в помещении, принадлежавшем педагогическому институту, который настаивает, вследствие своего расширения, на освобождении их помещений." Критическая точка обозначилась весной 1934 г., когда М.П. Хабаев вернулся из Москвы, где поднятые им вопросы фактически не были сняты. Пытаясь решить острый жилищный кризис в городе, областной комитет ВКП (б) поручает специально созданной комиссии подготовить материал по размещению учебных заведений, предоставлению квартир для специалистов и в первую очередь решить вопрос о размещении зооветинститута. В июле 1934 г. бюро ОК ВКП (б) в своем постановлении подчеркивает: "Ввиду абсолютной невозможности существования в дальнейшем двух институтов (педагогического и зооветеринарного) в одном здании..., что нарушает нормальный ход занятий и развертывание кабинетов и лабораторий, отвести под учебное здание зооветинститута весь корпус центрального Дома крестьянина со всей усадьбой и надворными постройками по ул. Юных Коммунаров, 22, а также 2-этажное красное каменное здание по ул. Центросоюзной, занимаемое ПВРЗ". 29 декабря 1934 г. постановлением ЦИК и СНК БМАССР было отведено помещение под сельхозинститут - красное 2-этажное каменное здание по Центросоюзной улице (ныне ул. Каландаришвили, 13) со всей усадьбой и надворными постройками. Директора ПВРЗ Иванова обязали освободить помещение к 5.01.1935 г. с тем, чтобы предоставить институту возможность отремонтировать и привести в порядок под учебное помещение во время предстоящих зимних каникул в январе 1935 г. В сентябре 1934 г. Наркомзем БМАССР передал зооветинституту все строения, находящиеся на усадьбе под № 16 по Рабочей улице: дом деревянный с мезонином, дом деревянный на каменном фундаменте, амбар, завозню, прочие мелкие строения, а в обмен институт передавал Наркомзему дом на 4 квартиры и завозню по ул. Рагузинской, № 7.

Понимая значимость для качественной подготовки специалистов наличие учебного хозяйства, в 1932-1933 учебном году в институте был обсужден проект организации учхоза. А пока практиковалась посылка студентов "на организационно-хозяйственное укрепление колхозов", в апреле 1932 года 20 студентов на 15 дней были командированы в коллективные хозяйства республики.

Вместе со студентами материальные трудности испытывали и преподаватели. Правительство старалось заботиться об ученых, научно-педагогических кадрах, специалистах, пыталось создать хорошие условия для их творческого труда. Но полностью удовлетворить нужды ученых не могло. Эта проблема особенно остро стояла в Сибири, где прожиточный минимум значительно превышал зарплату преподавателей.

Почти все преподаватели были молоды, только начинали свою педагогическую деятельность. В этих условиях организовывались открытые лекции наиболее квалифицированных педагогов. Для чтения лекций по отдельным проблемам науки приглашались ученые из других городов - Москвы, Омска и Харькова.

Должности декана в то время в институтах не было. Отделения находились в непосредственном подчинении дирекции и учебной части. Заместителем М.П. Хабаева в сельхозинституте был М.В. Широковский, читавший курс политической экономии и экономической политики партии. Будучи заведующим кафедрой политэкономии пединститута, по совместительству с августа 1934 года по август 1935 года заведовал учебной частью зооветинститута. Как первый заведующий кафедрой политэкономии он положил начало организации и повышения уровня преподавания экономических дисциплин в обоих вузах.

Морхоз Петрович читает ряд курсов, заведует кафедрой социально-экономических дисциплин, занимается научно-исследовательской работой, принимает активное участие в общественно- политической жизни республики и Восточной Сибири. Избирается кандидатом в члены ЦИК БМАССР, кандидатом в члены обкома, членом ревизионной комиссии обкома ВКП (б), членом Улан-Удэнского горсовета и членом еще около десяти восточно-сибирских и республиканских Советов, правлений и комитетов.

М.П. Хабаев в течение 1932-1935 гг. неоднократно обращается в различные вышестоящие органы управления с просьбой об освобождении его от должности директора сельскохозяйственного института. В заявлении на имя М.Н. Ербанова 14 апреля 1935 г. он пишет: "Еще раз категорически настаиваю на скорейшем разрешении вопроса об освобождении меня от директорства сельскохозяйственного института... Дальше совмещать я физически не в состоянии .... прошу учесть, что я четвертый год работаю без отпуска..., до 1-01.36 г. должен представить и защитить диссертационную работу...".

16 апреля 1935 г. решением бюро ОК ВКП (б) директором сельскохозяйственного института был утвержден Карп Халбаевич Шантанов. М.П. Хабаеву было предложено передать ему дела сельхозинститута, директором пединститута оставлен М.П. Хабаев.

С первого февраля 1936 г. решением бюро обкома ВКП (б) М.П. Хабаев был освобожден от должности директора пединститута и назначен первым заведующим отделом школ, науки, научно-технических изобретений и открытий областного комитета партии, но уже 10 мая 1937 года был освобожден и переведен на работу в пединститут. М.П. Хабаев, продолжая преподавательскую деятельность, работает над кандидатской диссертацией, выезжает в научную командировку в Москву. 28-30 сентября 1937 г. работал II пленум обкома партии, рассмотревший вопрос "О подрывной работе врагов народа...". К этому времени были репрессированы секретари обкома М.Н. Ербанов, А.А. Маркизов, председатель СНК БМАССР Д.Д. Доржиев, многие известные партийно-советские работники.

В их числе исключен из ВКП (б) и снят с работы М.П. Хабаев, который был вынужден вернуться в Улан-Удэ. 22 декабря 1937 г. М.П. Хабаева арестовали, в сентябре 1939 г. он был приговорен Военным трибуналом военного округа по ст. 58-10, ч. I УК РСФСР к лишению свободы в ИТЛ на шесть лет. Но военная коллегия Верховного суда СССР, рассмотрев кассационную жалобу М.П. Хабаева, вынесла определение за № 005560 от 17 января 1940, и приговор Военного трибунала ЗабВО отменила, дело в отношении его производством в уголовном порядке прекратила и предложила из-под стражи немедленно освободить.

В марте 1940 г. М.П. Хабаев был восстановлен во всех своих правах и в рядах ВКП (б), с сохранением и зачтением всего стажа как по партийной, так и по служебной линиям.

М.П. Хабаев работает преподавателем основ марксизма-ленинизма в Бурят-Монгольском пединституте. В годы Великой Отечественной войны Морхоз Петрович работает заместителем директора по учебной и воспитательной работе, одновременно являясь секретарем партийного бюро института. В 1943 г. Высшая аттестационная комиссия Всесоюзного Комитета по делам высшей школы при СНК СССР утвердила М.П. Хабаева в ученом звании доцента по кафедре марксизма-ленинизма.

В июне 1945 г. в личной судьбе М.П. Хабаева вновь наступает перемена. Постановлением бюро Бурят-Монгольского обкома ВКП (б) от 18 июля 1945 г. он был снят с работы и исключен из ВКП (б) "за политические извращения учения Ленина, Сталина по национальному вопросу, за протаскивание в лекции антипартийных, националистических установок".

М.П. Хабаев Наркомпросом РСФСР был отозван из Улан-Удэ и направлен в Марийский государственный педагогический институт им. Н.К. Крупской, где работал в качестве доцента, заведующего кафедрой всеобщей истории, деканом историко-филологического факультета до конца 1954 года. Кандидатом в члены партии он был принят на общих основаниях в апреле 1951 г., но через семь месяцев вновь был исключен и только в октябре 1953 года Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС был восстановлен в правах кандидата, а с 1954 г. снова стал, уже третий раз, членом партии.

С 1955 по 1974 г. М.П. Хабаев по направлению Минпроса РСФСР работает в Бурятском пединституте в качестве доцента, декана историко-филологического факультета, ведет большую общественную работу.

М.П. Хабаев является автором научных работ по проблемам культурно-национального строительства, электрификации в Бурятии, творческого наследия Ф. Энгельса и В.И. Ленина, русско-монгольских отношений, вопросам атеизма, педагогики и методики. Особое место в его научных исследованиях занимает история высшего педагогического образования.

М.П. Хабаев уже в зрелом возрасте был награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалями "За трудовое отличие", "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", "За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина", "30 лет Победы над фашистской Германией", почетными грамотами Президиума Верховного Совета РСФСР и Бурятской АССР. Он был удостоен многих нагрудных знаков и звания "Заслуженный деятель науки и техники Бурятской АССР".

Морхоз Петрович и его супруга Евгения Карповна воспитали четырех дочерей, которые стали ведущими специалистами культуры, науки и образования, доцентами, кандидатами исторических, биологических и экономических наук.